Столичный банкир обрел счастье на тульской ферме. Репортаж с ноткой зависти

Несколько лет назад москвич Алексей Андреев покинул уютный офис одного из столичных банков и отправился в Тульскую область — туда, где козлята тянутся к людям, чтобы их погладили по темечку, а пес по кличке Лоло гоняет мирно пасущихся на лугу гусей. В этом году к Алексею пришел настоящий успех: его козий сыр выиграл золотую медаль на престижном международном конкурсе во Франции. О простом человеческом счастье — в эксклюзивном репортаже РИА Новости.

Счастливая ферма

От Москвы до фермы в деревне Новоселки, где трудится Алексей, — два с половиной часа на машине. В субботу утром на федеральной трассе М2 «Крым» свободно, так что единственное, о чем я жалел, — ограничение скорости в 110 километров в час. По такой ровной дороге, в окружении прекрасных осенних пейзажей, хотелось ехать быстрее. Но правила есть правила.

Лиричное настроение не покинуло меня и на ферме, хотя эмоции, безусловно, нужно было контролировать. Как бы ни пьянил голову свежий деревенский воздух, в первую очередь я здесь по работе.

Алексей встретил меня у ворот. «У нас небольшая вечеринка», — сказал он первым делом. Я спросил: «Слет любителей ремесленных сыров?» «Нет», — ответил Алексей и, усмехнувшись, добавил: «Слет любителей самогона». Как выяснилось, у владельца фермы, его партнера и просто хорошего друга Олега сегодня день рождения. Собрались друзья и близкие, так что в беседке на другом конце фермы сейчас праздничное застолье.

Но поскольку первым делом — самолеты, я попросил Алексея сначала показать производство и лишь потом познакомить с именинником.

Мы отправились в ангар, где коротает время основная часть животных. По дороге Алексей сообщил, что раньше работал банкиром, какое-то время развивал собственный бизнес. Но однажды понял, что счастье — не в просиживании штанов, а в упорном ручном труде. Именно поэтому четыре года назад он покинул столицу в поисках лучшей доли. И обрел ее именно здесь, на ферме посреди бескрайних просторов Тульской области.

«Я много чем занимался — и в банковской сфере, и в бизнесе. Однако захотелось все поменять. Купи-продай — это неинтересно. Интересно творить, делать что-то своими руками», — говорит сыродел.

Первое, что я увидел в ангаре, — загон, в котором резвились какие-то птички. «Это цесарки, — объяснил Алексей. — У нас многопрофильная ферма: тут и страусы, и хрюшки, и утки, гуси, фазаны, барашки. Но главное — козы и коровы. Коз больше семидесяти, коров пока семь. Из их молока мы и делаем сыр, творог и масло».

В одном из следующих загонов мы и увидели коз, мирно жующих сено. Как только приблизились к ограждению, животные наперегонки бросились к нам за ежедневной порцией ласки. Алексей погладил одну козу по голове и что-то прошептал ей на ушко. Та радостно заблеяла в ответ.

«Козы — очень общительные животные, с ними обязательно нужно разговаривать. Когда они счастливы, молоко получается гораздо вкуснее», — делится Алексей секретами фирмы.

Затем мы посетили загон с коровами. Среди взрослых буренок затесался маленький теленок. Алексей подошел к нему: «Знакомьтесь, это Роза. Привет, Розочка! Давай я тебе сено с мордашки сниму. Умница, хорошая Розочка, вырастешь, будешь нам молочко давать».

Пообщавшись с теленком, Алексей по-хозяйски взял лопату и убрал продукты коровьей жизнедеятельности. Мне почему-то вспомнилась присказка, вычитанная где-то на просторах Сети: «Ты ругаешь страну, хотя так молод, а в руках — айфон и кофе, а не серп и молот». Покончив с навозом, фермер предложил осмотреть сыроварню.

Сыр всему голова

Сама сыроварня оказалась небольшим помещением площадью с типичную московскую «однушку». Внутри стоят два больших чана, рядом — три десятка емкостей поменьше. Заходить туда не стали — для этого пришлось бы полностью переодеться и пройти санобработку.

«Всего я вложил в производство около 7,5 миллиона рублей. Сейчас на постоянной основе делаю с десяток видов сыра», — комментирует Алексей. На вопрос, сколько молока и сыра ферма производит в год, сыродел ответить затруднился: по его словам, главное на ремесленной ферме — отнюдь не объемы выпущенной продукции.

«У нас ручное производство, никаких жестких планов на ферме нет. Главное — качество, а не количество», — подчеркнул Алексей.

И добавил, что в его работе два направления. Первое — постоянные поставки в различные торговые сети, как местные, так и столичные. Второе — индивидуальные заказы. В теплое время года многие клиенты сами приезжают на ферму.

Кроме того, Алексей налаживает поставки в рестораны. Но расширять производство в ближайшее время не планирует, хотя его сыры, что называется, отрывают с руками.

«Из этих трех чанов получится около 30 килограммов сыра. За неделю расхватают. Все, что я сделал в сентябре, уже продано — еще несколько недель назад. Тем не менее сначала нужно освоить эти мощности, а потом уже думать о расширении. Сейчас в любом случае будем производить больше — у меня появилась помощница, раньше я все делал сам», — делится подробностями сыродел.

Учись у них — делай у нас

Алексей рассказывает, что ему помогла дочь, которая работала в одной из французских фирм, импортировавших сыры до 2014 года. Базовые вещи освоил сам, а когда понадобилось воспользоваться опытом коллег, отправился во Францию.

«В прошлом году две недели изучал козьи сыры — ездил к французам и работал у них на предприятии. Весной еще там провел месяц — учился делать коровьи сыры: бри, брия, мюнстер», — говорит предприниматель.

На вопрос, повлияло ли на его решение заняться сырами продуктовое эмбарго, Алексей ответил, что прямой связи тут нет. Конечно, это освободило нишу для российских производителей. Однако вся суть, по мнению сыродела, не в эмбарго, а в том, чтобы изготавливать хороший и честный продукт.

«Очень надеюсь, что у потребителей сформируется любовь к отечественной продукции — и если эмбарго отменят, они не вернутся к импорту», — подчеркивает Алексей.

Молоко, отправленное в бессмертие

Завершив осмотр сыроварни, Алексей предложил мне присоединиться к общему празднику. Там я познакомился с именинником Олегом, главная специализация которого — хамон. Затем меня представили местному производителю колбас Ивану, по случаю взявшему на себя роль шеф-повара.

«Я тут колбашусь и даю копоть, — смеется Иван. — Сейчас подоспеют колбаски. Не удивляйтесь, что они не похожи друг на друга. У нас ведь ремесленное производство, а не промышленное».

Я соглашаюсь, что колбаски, сделанные своими руками, не могут выглядеть как купленные в магазине, но все же спрашиваю: чем, по мнению Ивана, отличается ремесленное («крафтовое», если хотите) производство от промышленного.

«В моем понимании, в промышленном применяются определенные технологии, и люди, которые там трудятся, не чувствуют душу продукта. Они ходят туда на работу, а для нас это образ жизни. Когда ты делаешь в первую очередь для себя, получается совершенно иной продукт», — рассуждает Иван.

Отведав борща и ремесленных колбасок, я поблагодарил Алексея за гостеприимство и еще раз поздравил Олега с днем рождения. Распрощавшись со всеми, спросил у Алексея, можно ли купить у него немного козьего творога. Фермер не отказал.

P. S.

На следующее утро, уже дома, я разогрел сковороду, положил масло и обжарил куриное филе. Далее взбил яйца, смешал с творогом, купленным на ферме, добавил сыр и вылил омлет на поджаренную курицу. Сверху — перец, томаты и зелень.

Когда отменный завтрак был окончен, я еще раз прокрутил в голове все события вчерашнего дня — и до меня вдруг дошло, почему Алексей показался мне самым счастливым человеком из всех, кого я встречал за последний год как минимум.

«Атмосфера нашей фермы именно такая — ты приходишь сюда и чувствуешь себя как дома. Как это — как дома? Никто, кроме тебя, не знает. Но здесь это чувствуется, и это самое главное», — вспомнились слова сыровара.