1 смотр.

Самые экзотические способы любви у рыб

Тех экзотических способов любви, которые можно наблюдать у беспозвоночных, у рыб нет. Но, однако, и они порой удивляют своими экстравагантными комбинациями во время интимных отношений.

Довольно оригинальный способ размножения характерен для копеины Арнольда, обитательницы теплых акваторий Америки. Самец и самка располагаются рядом друг с другом у самой поверхности воды, а затем одновременно выскакивают из нее. И в этот момент они переворачиваются кверху брюшками и в какой-то миг словно прилипают к нижней стороне листа, висящего в 3-8 сантиметрах над водой.

И хотя присосок у рыбок нет, тем не менее в момент прикосновения к растению они резким рывком немного отодвигаются друг от друга в стороны. В результате между боками рыб на какой-то миг создается разреженное пространство, своего рода присоска, которая и удерживает их от падения.

И за тот короткий промежуток времени, пока животные висят на листке над водой, самка успевает выметать, а самец оплодотворить до 12 икринок. И такие пируэты будут повторяться столько раз, сколько потребуется самке, чтобы отложить 50-200 икринок.

Довольно интересно проходит спаривание у акул. Впрочем, интимная жизнь этих морских разбойников долгое время для биологов оставалась тайной за семью печатями, поскольку подсматривать за этими хищными рыбами слишком рискованное дело. И тем не менее ученым все же удалось увидеть у островов Флорида-Кис в Атлантическом океане любовную игру так называемых ковровых акул. Пока это единственно известное ученым место, где эти рыбы спариваются.

Вот что удалось запечатлеть исследователям, наблюдавшим за тайнами интимных отношений акул с кинокамерой «наперевес».

Стремясь острыми зубами ухватить флиртующую самку за грудной плавник, самец как угорелый носится вокруг нее. Место, где встретились «жених» и «невеста», неглубокое, и от многочисленных царапин о каменистое морское дно шкура самца покрыта многочисленными ранами.

В конце концов, самку начинают раздражать надоедливые домогательства самца, и она опускается на дно. При этом подбирает плавники, становясь практически недоступной для воспылавшего страстью «ухажера».

Такое отношение к своей персоне самцу явно не понравилось, и он, раздосадованный, после нескольких прощальных пируэтов кидается к другой «подружке», которая в полусотне метров одиноко нежится в теплых волнах лагуны.

Ее поведение полностью отличается от недоступной, как Марианская впадина, товарки.

Она, пококетничав для вида около получаса, позволяет самцу вцепиться в свой грудной плавник.

И, обрадованный таким поворотом событий, самец тащит 150 килограммовое ее тело на дно. Там он переворачивает самку на спину и всей своей массой наваливается на нее сверху. Не выпуская из пасти ее плавника, он пытается войти в самку одним из двух своих членов. Кстати, половые члены акул специалисты называют птеригоподиями. Эти «устройства» представляют собой видоизмененную заднюю часть брюшного плавника. Через расположенный снаружи желобок одного из используемых в половом акте фаллосов сперма и поступает в клоаку самки.

Но давайте вернемся к прерванному разговору об интимной игре акул. Так вот, в эти минуты наивысшего акульего блаженства оба партнера широко раскрывают пасти, словно не могут справиться с дыханием. Правда, самец тут же снова вонзает зубы в плавник невесты, чтобы не дать ей ускользнуть из-под своего тела. Весь этот процесс занимает у «молодоженов» не более двух минут.

Сразу же после спаривания самка покидает самца и ищет укромное место, чтобы не только спрятаться от других кавалеров, ищущих ее любви, но и излечиться от полученных любовных ран. Исцелит же морская вода ее искусанные самцом плавники только через две-три недели.

Следует заметить, что даже при наличии двух фаллосов, позволяющих самцу атаковать сопротивляющуюся самку с обоих флангов, в одиночку ему все-таки довольно трудно укротить ее строптивый характер. Поэтому самцы нередко во время брачных игр собираются в группы, состоящие из 2-7 особей, и охотятся за самками. Так им легче прижать ее ко дну, а там уж — как кому повезет.

В интимной жизни некоторых видов рыб есть и другие оригинальные особенности. Например, сексуальный паразитизм. Взять хотя бы миниатюрную рыбку Photocorynus spiniceps: ее наиболее развитые самцы по длине не превышают 7,3 миллиметра.

Так вот, эта рыбка уникальна не только своими почти микроскопическими размерами, но и своеобразным сексуальным паразитизмом. Заключается он в том, что к телу крупной самки прикрепляются крошечные самцы, которые питаются соками своих хозяек. Причем некоторым самцам настолько нравится подобный образ жизни, что они до конца своих дней остаются в качестве сексуальных паразитов.

Нечто похожее встречается и в четырех семействах глубоководных удильщиков. У них тоже карликовые самцы прикрепляются к телу самок и живут за их счет.

Имея острые, похожие на крошечные щипчики, зубы, с помощью их «женихи» и проникают в кожу «невесты». А спустя некоторое время они срастаются с телом невесты губами и языком, полностью теряя при этом челюсти, глаза и кишечник. В конце концов, в ходе этих процессов самец становится своеобразным придатком, основная функция которого сводится к производству сперматозоидов.

Кормится же паразитирующий самец теми питательными веществами, которые поступают в его тело из крови самки. И для этого у него есть все возможности, поскольку ее кровеносная система объединена с кровеносными сосудами самца. А так как жабры и крошечные жаберные отверстия у самца сохраняются, поступающая к нему кровь постоянно обогащается кислородом.

Следует заметить, что по своим размерам самец-паразит и самка могут отличаться друг от друга очень значительно. Например, самец, прикрепившийся к телу самки церации длиной 120 сантиметров и весом 7 килограммов, был поистине карликом: при длине 16 миллиметров весил всего 14 миллиграммов. Правда, иногда паразитирующие самцы у этого вида могут достигать и 16-сантиметровой длины.

Следует отметить, что самцы прикрепляются к взрослым самкам лишь тогда, когда сами станут половозрелыми. А поскольку, прежде чем стать паразитами, такие самцы имеют хорошо развитые глаза и довольно крупные органы обоняния, можно предположить, что они находят самок по характерному запаху, следы которого долгое время сохраняются в практически неподвижной воде больших глубин.

Из книги «100 великих рекордов животных», автор Анатолий Бернацкий

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here