Журналисты издания Baza побеседовали с дочерью и сыном руководителя религиозной организации «Православная Свято-Троицкая Семионова обитель милосердия» Николая Стремского. Священника из Оренбургской области сегодня арестовали за изнасилование несовершеннолетних.

Протоиерею запретили служить на время ведения следствия. Стремского подозревают в изнасиловании несовершеннолетних, развратных действиях и неисполнении обязанностей по воспитанию детей. Сам священнослужитель утверждает, что дети выдумали свои показания, и отрицает вину.

Стремский брал на воспитание детей из детских домов. Всего семья священника воспитала более 70 приемных и усыновленных детей. В 2008 году СМИ назвали семью самой большой в России. Она жила в поселке Саракташ, где супруги Стремские построили храм и открыли воскресную школу.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Лидером российского кинопроката по итогам выходных стал фильм «Миллиард»

Приемный сын протоиерея Илья признался, что его детство не было тяжелым, несмотря на строгое воспитание.

«Уследить за всеми, конечно, он не мог, поэтому наказывал. Мальчиков отправляли на исправительный срок — работа на ферме, девочек — на кухню на неделю. Я побывал в этой шкуре, но не за общение с девочками. Человек [Николай] возлагал на меня большие надежды, что я буду доносить информацию, что происходит у нас, а я отказался. За драки и воровство сильно наказывал. Отцовский ремень я запомню на всю жизнь. Это самое ходовое было, ему быстрее было выпороть. При этом он испытывал даже восторг, заигрывался иногда», — рассказал собеседник издания.

«Про дело — я уверен, что это клевета, наговор, многие завидовали ему», — добавил он.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Челси» гарантировал себе участие в Лиге чемпионов

Дочь Стремского Мария заверила, что отец никогда не делал с детьми ничего плохого.

«Девочки, которые выросли после нас, уже немножко другого воспитания. Они уже позволяли себе убегать, они себе позволяли уже и оскорблять отца. <…> Папа говорил, что у него уже нет сил с ними справляться. Потом следственный комитет уже шантажом все выманил! Женя мне говорила, что пришли какой-то мужчина и женщина, завели в комнату и начали спрашивать, бил ли папа ее или не бил, и все такое. И она сказала: „Нет! Такого не было!“ Ее шантажировали, но она ничего не рассказала», — отметила Мария.